EnglishFrenchGermanItalianJapaneseRussianChinese (T)
Российские поисковые отряды могут оказаться вне закона




По крайней мере, в нынешнем виде. Новые правила для активистов готовят депутаты и чиновники. Предлагают создать специальный орган, который, по идее должен облегчить работу: вести реестр, выдавать удостоверения, поддерживать добровольцев.

 

 

 

Однако сами волонтёры – недовольны. Говорят, их основное мнение – такой закон не нужен – при обсуждении проекта проигнорировали. Возмущённые голосва выслушал наш корреспондент Вадим Хуланхов.


В двадцатых числах апреля на европейской части России начнутся Вахты памяти – активисты из десятков регионов страны, из соседних стран после долгого зимнего перерыва займутся поиском останков тех, кто погиб на полях сражений Великой Отечественной. И вроде все привычно, все наработано, но уже с этого года деятельность поисковых отрядов может оказаться вне закона.


Юрий Смирнов, Председатель Союза Поисковых Отрядов России: «Было сказано так: Мы создадим новую организацию всероссийскую поисковую, и вот тут для многих наших ребят просто ступор какой-то. Потому что за 25 лет своего существования поисковое движение успело структурироваться».


Пока еще действующий Закон о поисковиках был принят в 93-м году. В отличие от так называемых «черных копателей», официальные отряды действовали строго в рамках этого закона. Сейчас же предлагается закон переделать, а поисковое движение вывести из под опеки государства и создать некую общественную организацию, поручив поиск пропавших без вести чуть ли не самодеятельности.


Юрий Смирнов, Председатель Союза Поисковых Отрядов России: «В Законе было так написано – поисковая работа и вообще работой по увековечиванию памяти должен руководить специальный орган при правительстве. Почему? Потому что вообще увековечивание памяти, сама поисковая работа – это задача ни какого-то одного министерства или ведомства – это общегосударственная задача».


Пока поисковиков официально курирует Министерство обороны. Еще недавно в составе ведомства были даже специальные поисковые батальоны. Но в каждом регионе есть свои молодежные организации, занимающиеся поиском, как правило, это комитеты по делам молодежи. И здесь между военными и гражданскими часто возникало недопонимание.


Анна Данилюк : «Просили, чтобы они либо разрешили ситуацию, либо, каким-то образом, передали нам часть полномочий по координации поисковых работ на территории каждого субъекта Российской Федерации. На сегодняшний день, сейчас уже 2013 год, такого сделано не было».


Недопонимание между региональными молодежными комитетами и министерством обороны не раз приводило к неразберихе в бумагах, документации и отчетах. Но это все в кабинетах. Основная работа всегда делалась энтузиастами – они готовы за свой счет отправляться в недешевые, в общем-то, экспедиции, и мало внимания обращают на нешуточные баталии чиновников.


Евгений Ильин, командир студенческого поискового отряда: «Представьте себе – отряд 30 человек, их надо кормить четыре раза в день, а аппетит на вахте – будьте-нате. Ну мы концы с концами сводим, собственно говоря, но, чтобы развернуться для более серьезного, уже не хватает денег».


Президент России неоднократно говорил о важности той работы, которую ежегодно проделывают поисковики. В очередной раз он отметил их заслуги в марте, на открытии учредительного съезда Военно-исторического общества.


Скоропалительное принятие нового Закона о поисковой деятельности может внести неразбериху, в механизм отлаженный за долгие годы существования официального поискового движения. По мнению многих активистов, этот документ должен, как минимум, обсуждаться с ними.


У новых предложений чиновников разного уровня сегодня есть и сторонники, и противники. У обеих сторон – свои аргументы за и против. Но рядовые поисковики будут обсуждать их недолго – на предстоящей Вахте Памяти они будут решать более существенные для себя задачи.


 

Кто на сайте

Сейчас 33 гостей онлайн

Счетчики

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru